Deprecated: Function set_magic_quotes_runtime() is deprecated in /home/httpd/vhosts/alpinisty.ru/httpdocs/textpattern/lib/txplib_db.php on line 14 Альпинисты: Работа на Реальной высоте
справочно-информационный портал
о промышленном альпинизме

А вы знаете, что:

Разделы
Реклама
Промышленный альпинизм
Обучение в Москве
ФАиС - обучение промышленному альпинизму в МосквеПрофессионал - обучение промышленному альпинизму в Москве

Работа на Реальной высоте

Альпинисты на крыше
раздел: О промальпе     регион: Орел

Промышленные альпинисты покоряют жилые дома и трубы предприятий, выполняя порой уникальную работу. Промышленный альпинизм (промальп) – это работа на высотных зданиях и объектах, связанная со строительством и ремонтом.

В Орле сфера услуг промальпа представлена всего тремя предприятиями, одним из которых руководит Галина Бачаева – единственная женщина в таком виде бизнеса.

— Галина Ивановна, вы, наверное, бывшая альпинистка?

— Никогда не была. Я по образованию юрист – окончила Московскую юридическую академию, специализировалась на гражданском праве. Просто у меня многие друзья занимались альпинизмом, в том числе и промышленным. Вначале помогала им с договорами. Потом они мне подсказали, как организовать собственное дело, за что я им очень благодарна. Вообще, очень многое в жизни человека зависит от его круга общения. Мне повезло: я всегда жила в окружении хороших людей, спортсменов. И сыну моему повезло. Он еще совсем молодой, учится в спортивном училище. Но уже кандидат в мастера спорта по карате, в свободное время работает – помогает моим ребятам в качестве подсобного рабочего, общается с ними, мечтает о высоте. А попасть в армию для него – цель жизни.

— А вы не против того, чтобы он пошел в армию? – Наоборот. Я даже на работу принимаю только тех верхолазов, которые отслужили в армии. Какая бы она эта армия ни была, что бы про нее ни говорили, но я считаю, что именно там юноши психологически превращаются в настоящих мужчин. Не знаю почему, но к тем, кто отслужил, у меня больше доверия.

— Каков средний возраст промышленных альпинистов?

— Двадцать четыре года. Большинство из них учатся в институте, практически все – спортсмены: скалолазы или горные альпинисты. У них даже своя ассоциация есть.

Очень часто слышу, что молодежь у нас плохая. Да ничего подобного! Может быть, где-то и есть плохая молодежь, но мне она не встречалась. Конечно, у каждого свои тараканы в голове: кто-то из молодых ребят заработанные деньги спускает в ресторанах, кто-то в игровых салонах, а те, кто работает у меня, свой заработок тратят на альпинизм. Например, в августе этого года четверо из них – Максим и Миша Хархардины, Костя Пупонин и Саша Тетерев – в очередной раз Эльбрус покорили.

Тренируются постоянно. В городе есть немало недостроенных зданий. По весне, когда альпинистский сезон открывается, они на новостройках спуски производят, новеньких обучают. Иногда их ассоциация во Мценском районе сборы проводит – там, на берегу Зуши, есть скалы, удобные для тренировок скалолазов. И что, на мой взгляд, самое важное – их никто не заставляет. Они это делают по собственному желанию, для себя, чтобы постоянно быть в форме.

А еще мне очень нравится, что они патриоты своего города. Не стремятся уехать в Москву или на Север за «длинным рублем», а тихо и мирно делают свое дело – приводят в порядок город. И для нашего бизнеса это хорошо. Приезжие шабашники сделали свое дело и уехали – не найдешь, если что-то подправить нужно. А мы всегда рядом.

— Снаряжение для промальпа дорого стоит?

— Недешево. В этом году я большое количество веревки приобрела и всяких прочих «фишек», необходимых в работе. Все такое здоровское, новенькое. Я даже приобретению какой-либо личной вещи так не радовалась, как тому, что у ребят теперь есть новое снаряжение. И в работе оно тоже помогло. Например, поступил заказ поработать на 16-этажке на улице Советской. До нас там уже побывали промальпинисты, примеривались к работе, но отказались: очень сложная крыша, и нужно много веревки, чтобы зацепиться. К тому же шестнадцать этажей – это не пять или девять. На такой высоте работать намного сложнее. Но мои ребятки справились. Основная часть затрат приходится на материалы. Например, в области практически нельзя купить хорошей мастики. Приходится за ней ездить в другие регионы. А еще мы очень зависим от погодных условий. В дождь вообще не работаем. Если идет отделка фасадов, то нужно и после дождя выждать время, пока стены просохнут – иначе вся работа насмарку. Поэтому основная работа приходится на лето.

— Заказов много?

— В этом году стало значительно больше. Это после того, как мы с 30 июля по 2 августа привели в божеский вид фасад мэрии. Ох, какой мы прессинг выдержали – комиссия за комиссией! Но с того момента о нас узнали не только руководители строительных фирм, но и, так сказать, официальные лица: стало появляться больше муниципальных заказов.

— Промальпинисты хорошо зарабатывают?

— Скажу честно: неплохо. И желающих ими стать много. Я уже даже подумываю создать школу или курсы по подготовке промышленных альпинистов. Но это не каждому дано. Перед тем как «попробовать» человека, я тестирую его: служил ли в армии, занимался ли альпинизмом и так далее. Большая часть желающих отметается сразу – работа опасная, зачем лишний раз рисковать. А оставшиеся залезут на крышу и тут же сами обратно спускаются.

Не так давно приходил парень – бывший десантник, спецназовец, с парашютом прыгал, имеет навыки альпинизма. Ребята его подстраховали, спустили вниз буквально на метр и тут же подняли обратно – не смог. Когда прыгаешь с тем же парашютом, высота не ощущается. Внизу все маленькое, миниатюрное, как игрушечное. А если висишь на уровне восьмого или пятого этажа, то земля не кажется такой далекой. Вот она – всего несколько десятков метров. Высота становится более реальной и ощутимой. А это уже другой психологический настрой. Поэтому говорить о промальпе легко, но когда попробуешь…

Справка

Сфера деятельности промышленных альпинистов достаточно широка: ремонтно-строительные работы на высотных конструкциях, кровельные, фасадные и реставрационные работы, герметизация межпанельных швов и оконных стыков, ремонт водосточных труб, мойка окон и тому подобное.

В Едином тарифно-квалификационном справочнике работ и профессий промышленный альпинизм появился только в 2001 году. Согласно СНИПу (строительные нормы и правила) к «самостоятельным верхолазным работам допускаются лица (рабочие и инженерно-технические работники) не моложе 18 лет, прошедшие медицинский осмотр и признанные годными, имеющие стаж верхолазных работ не менее одного года».

Снаряжение промальпиниста стоит 350-450 условных единиц. Зарплата сдельная (в среднем от 25 до 50 долларов в день) и зависит от сложности выполняемого заказа.

Основой кадров в промальпе являются секции спортивного альпинизма. В свою очередь, работа в промышленном альпинизме для спортсменов – это возможность заработать на затратные альпинистские сборы, восхождения и соревнования.

Армен Мурадян газета “Просторы России”

4 Октябрь 2006 года
Все материалы по теме: О промальпе
© 2005-2010 Альпинисты